Из выступления новгородского фотожурналиста А.А.Кочевника на «круглом столе» на тему «О защите авторских прав и интеллектуальной собственности», организованном Г.С.Матвеевой, уполномоченной по правам Человека в Новгородской области.

Уважаемые, Дамы и Господа! Дорогие Друзья!

Очень рад, что поднимается такой злободневный вопрос – защита авторских прав и интеллектуальной собственности, и искренне благодарен Галине Семёновне Матвеевой за организацию сегодняшнего «круглого стола».

Мне трудно судить насколько часто происходит нарушение авторских прав и расхищение интеллектуальной собственности в других творческих профессиях – у художников, писателей, поэтов, журналистов, архитекторов, композиторов, поэтому остановлюсь только на разделе фотографии, где это уже выросло в неразрешимую для авторов проблему, и частично на использовании кинохроники. Судя по обилию публикаций, потребность в фотографиях есть и весьма обширная, а потребности реально платить – нет. Почему?

Изначально люди творческого труда поставлены в шаткое положение. Если производственник получает заработную плату, чиновник оклад, торговец планирует прибыль наценкой, что подвластно математическому обоснованию, то художники, изобретатели и другие творцы за результаты своего труда получают авторское вознаграждение – гонорар. В данном случае арифметика ни к чeму. Невозможно определить, сколько мыслей передумал писатель, сколько человеко-часов расставлял буквы поэт и глупо исчислять количество мазков, вес краски, и квадратуру холста, оценивая работу художника. Размер, вернее, справедливость этого вознаграждения регулируется гениальностью произведения, его востребованностью, и основоопределяющее – степенью уважения* потребителя к данной профессии вкупе с общим интеллектуальным уровнем общества. И если это вознаграждение ниже себестоимости, или его нет совсем, то «творец умирает», хотя организм его продолжает жить. Просто, художник или изобретатель вынужден искать работу в не творческой сфере. И обратного пути, как правило, нет!

Ещё один немаловажный аспект характеристики творческой личности. Для создания произведения художнику нужно вдохновение. Те, кто сейчас имеет много денег или по должностным обязанностям распоряжаются кредитами, очень редко могут понять и оценить это состояние. В силу своей прагматичности, они считают, что достаточно «посулить» деньги, и «творец» начнёт «клепать» шедевры. Ошибка!

Во-первых, деньги, даже очень большие вряд ли могут породить вдохновение творца. Они – элементарная необходимость, как отправление естественных надобностей. А телесный комфорт после удовлетворения этих надобностей не может приравниваться к творческому порыву. Причём, из-за каких-то странных свойств характера некоторые художники, получив не малый денежный аванс, вдохновения не получают. Наоборот, часто впадают в пьянство или мотовство.

Во-вторых, посулённые, или как сейчас принято говорить – выделенные, и реально, своевременно полученные деньги, это большая разница. В моём опыте есть примеры, когда мои бывшие друзья приглашали выполнить большой объём работ и через несколько лет работы, даже при наличии договора заявляли: «Судись! А денег нет!» или тихой сапой просто не выплачивали не только гонорар, а даже не компенсировали мои многолетние затраты. Или в процессе работы, посчитав обговорённую сумму слишком большой, просто отказывались от дальнейшего сотрудничества. Однако во всех случаях без зазрения совести пользуются результатами моего труда до сих пор. Но это на их совести! Судиться? Нет ни умения, ни желания, ни денег! И главное – полученные по суду деньги (что само по себе очень маловероятно) вряд ли можно применить с пользой для творчества, так как, по-моему, это деньги не чистые. И сама процедура судопроизводства убивает вдохновение и душевные силы творца. Потому что судебные разбирательства сходны с имитацией «охоты» на паразита, который прекрасно осознает свою подлость, но юлит и извивается, чтобы публично оправдать присвоение чужого труда. И в случае успеха, цинично насмехается над человеком, за счёт которого живёт.

При таких парадоксальных взаимоотношениях творческой и обыденной сфер бытия, соблюдение и защита авторских прав очень сложная задача, именно, государства. Потому что самостоятельная защита своих прав творческими работниками явление очень редкое, а чаще просто немыслимое. Потому что сутяжная суета, базарная торговля или агрессивная позиция силы не в природе таланта.

Не знаю художников, которые бы получали вдохновение от сутяжничества, обмана или потери друзей.

В связи с этим, результаты творческого труда нещадно эксплуатируются отдельно от авторов.

А как государство защищает интересы лиц творческих профессий? Вот здесь возникает много, много разных «если» и «но».

Во-первых, изначально расхититель поставлен в привилегированное положение. Он спокойно берёт из любого источника чужое произведение и сдаёт для иллюстрации своего материала без подтверждения правообладания, и авторского разрешения на публикацию его творения именно в этом издании. От него это и не требуется, потому что отсутствуют законодательные, профилактические препоны этому злодеянию.

Во-вторых, при обнаружении автором факта нарушения его прав, творцы сразу ставятся в положение оправдывающегося. Сам автор должен, даже при очевидном факте, обязательно самостоятельно «пожаловаться» в судебные органы. И от автора-то уже требуется максимальный комплект доказательств, что именно он является творцом данного произведения. Он вынужден тратить на хождение по инстанциям драгоценное время и, опять же, не малые средства. Мало того, чтобы все бумаги были оформлены правильно, он должен заняться юридическим самообразованием, или нанять, далеко не бесплатно, юрисконсульта. В то же время на нарушителя авторских прав распространяется презумпция невиновности. При публикации чужих произведений от него ничего не требуется. И он совершенно спокойно и бессовестно пользуется и моральными, и материальными благами, которые даёт ему результат чужого творческого труда. А такие понятия как Совесть, Справедливость из сферы морали а не законов и очень редко учитываются в юриспруденции. 

В-третьих, при кажущейся строгости, законодательно не закреплена серьёзность данных нарушений. Вроде как, какая-то никчёмная шалость. А то, что таким образом творческий человек вынужден отказываться от Божьего предназначения и менять профессию, не учитывается. Часто он лишается элементарных средств к существованию. Почти всегда у него разрушается семья. И уделом их становится – в лучшем случае аскетическое выживание, а в худшем – деградация, мучительная творческая и моральная смерть при физическом существовании тела.

Фотография и кино, тоже относятся к творческим профессиям.Правда, фотографии фотографиям рознь! Многие потребители своё представление о ценности творческой фотографии формируют по прейскуранту службы быта, где каждый щелчок затвора приносит энную сумму, или по размеру отпечатка, что тоже очень далеко от творческой фотографии. В связи с этим возникают полуконфликтные ситуации в которой фотограф сразу оказывается «обвиняемой» стороной и вынужден униженно оправдываться. Я далёк от мысли, что создавшееся положение вещей это чей-то злой умысел. Чаще всего это недостаток информации. Но беда не в том, что власть, или деньгоимущие не знают реальной цены, а в том, что не хотят знать. А унизительные попытки автора прояснить ситуацию воспринимаются работодателем назойливым вымогательством. И вот примеры из жизни:

Потенциальный заказчик, выбрав из трёх-четырёх сотен уже отборных сюжетов несколько снимков и узнав цену работы, недоумевает: «А за что тебе платить? Это же давно снято!» или недовольно хмурится: «Ничего себе! У меня работяга за такую сумму два месяца вагонетку катает! Не много ли хочешь?» и называет альтернативу в десяток раз меньше себестоимости. И нет желания понимать, что профессиональный фотоаппарат не вагонетка. И купить его должен сам фотограф, да вдобавок с массой дорогостоящих приспособлений и специальной компьютерной техникой. И передвигаться он должен к месту событий вовремя и не на велосипеде или рейсовом автобусе. И условия съёмки он должен выждать или создать. И предложения работы с реальной оплатой у него не каждую неделю и даже месяц. Ко всему этому ещё нужен профессионализм. И задача творческого фотографа не только оправдать свои затраты, а он должен жить полноценной жизнью обеспечивая семью, воспитывая детей и иметь средства на развитие и обновление технического обеспечения своей профессии. В реальной жизни все эти условия остаются «за кадром» сознательного интереса потенциального заказчика. Ему и в голову не приходит элементарная мысль, что это серьёзная, сложная работа, за которую обязательно нужно платить. И он легко переходит в разряд несанкционированного потребителя. В результате, печатная продукция и интернет «забиты» безымянными снимками и естественно без оплаты.

Нередко неловкие случаи нарушений авторских прав происходят даже при очень дружелюбных отношениях. Как, взять неких добродушных людей, которые считают достаточным вознаграждением фотожурналисту с сорокалетним стажем только указание его имени. Сами, однако, они не мыслят выполнять какую-либо работу на тех же условиях. Или, например, я подарил набор открыток очень уважаемому мной чиновнику. И вдруг, через несколько дней, случайно, вижу в Интернете эти снимки, без моего разрешения и указания авторства. После моей реплики по этому поводу, отношения далеко не дружественные. Он посчитал, что своими действиями он оказал мне честь. Или, я срочно сделал по просьбе большого руководителя комплект фото для демонстрации в зарубежной поездке. Спустя несколько месяцев ряд снимков из этой коллекции безымянно был опубликован в журналах и другой печати…

Причём издатели придумали лукавую уловку – печатать в полиграфической продукции благодарности людям, кто предоставил издателю снимки, не имея на это авторских прав. Таким образом, пользуясь их безграмотностью, издатели перебрасывают на них всю ответственность перед реальным автором.

 

Выходные данные справочника

Вторая не менее лукавая уловка – публикация снимков за подписью: «Из архива редакции или издательства». Из какого архива!? Много ли вы знаете организованных архивов в районных и областных газетах, где чётко должны быть прописаны даты и пути приобретения, обязательное авторство, взаимные условия автора и владельца на использование снимка, календарь публикаций и последующее движение? А пыльный ящик, где в беспорядке валяются не опубликованные ранее и не возвращённые вовремя авторам снимки это свалка, а не архив! А для пополнения этого «архива» они придумали очень удобную «отмазку» - «Рукописи и снимки не рецензируются и не возвращаются!». Понятно, что для рецензий нет ни времени, ни средств, ни специалистов. Но почему результат моего труда и мои затраченные средства не возвращаются, но потом без моего разрешения, безымянно и бесплатно используются в своих интересах?!

Ещё смешнее звучит подпись под безымянным снимком ещё живого автора: «Фото из коллекции такого-то!» Редкий коллекционер является документированным правообладателем на авторство чужого фотографического произведения в своей коллекции. Причём, часто предмет гордости владельца и главная ценность этого экспоната заключаются не в самой фотографии, а именно в знаменитом авторстве.

Не хочется употреблять таких грубых слов, как воровство или расхищение, но скажем мягче – несанкционированное использование фотопроизведений без указания авторства, без вознаграждения и, даже, без ведома автора, к сожалению, стало обыденной практикой.

Кто сейчас знает такие имена, как Пётр Махаев, Николай Чегодаев, Николай Климчук, Владимир Муравьёв, Александр Соцков… Всего восемь лет назад завершилась жизнь нашего легендарного коллеги Александра Овчинникова. Но их произведения уже десятки лет и до сих пор используются в музейных экспозициях, в книжных и газетных публикациях или украшают стены офисов, теперь уже безымянно и, естественно, бесплатно.

А как себя чувствуют ныне живущие? Известные и очень любимые новгородцами Артур Виснап и Александр Орлов радуют современников своими выставками и яркими публикациями. Один проталкивается сквозь толпу рейсового автобуса со всеми своими рюкзаками и штативами, или, если очень спешит, через весь морозный город торопится в Кремль пешком, чтобы успеть снять иней. А сам больше десятка лет не имеет средств достроить свой, отнюдь не шикарный, дом уникальной архитектуры. Другой, тоже всегда приветливый, без нытья и попрошайничества делает посильное дело, создавая фотолетопись родного края, и методично творит шедевры на радость потомков. Он, правда, более «состоятельный» и на работу ездит на надёжном личном транспорте – велосипеде! А фотохудожник от Бога Вячеслав Ищенко? На одну подпись к его снимкам «Фото В.Ищенко», в областных и всесоюзных газетах его времени затрачена не одна бочка краски. На творческих встречах он демонстрировал нам прекрасные, но нереализованные проекты оригинал-макетов фотоальбомов и подборки контрольных отпечатков для авторских фотовыставок. Теперь Вячеслав Иванович тихо и незаметно, в забвении доживает свою жизнь. А ему-то всего 65 лет.

 

Тем же грешит и телевидение. Мне посчастливилось работать вместе с кинооператором ленинградской кинохроники, Заслуженным Деятелем искусств РСФСР Эдуардом Васильевичем Раненко в период его творческого расцвета. Хорошо был знаком с его предшественником Виктором Абрамовичем Глассом. Они создавали уникальные сюжеты в документальную кинолетопись Новгородской и Псковской областей. Какое я могу испытывать чувство, видя знакомые кинокадры без слов благодарности в адрес авторов и даже упоминания их имён в титрах?

Не хочу сказать, что все поголовно занимаются подобным неблаговидным делом. Хоть и очень медленно, но множатся примеры справедливого подхода руководителей к сотрудничеству с творческими людьми, которые достойно оплачивают их труд, или находят возможность рассчитаться другими законными взаимоприемлемыми путями, хотя, это пока редкие примеры.

Однако сегодняшняя встреча по этому вопросу, внушает надежду, что положение может измениться и, надеюсь, в лучшую сторону.

Наш знаменитый земляк Фёдор Михайлович Достоевский поведал золотую мысль, позволю высказать её в вольном изложении: «Я не хотел бы жить в стране, где нельзя убивать и грабить. Я хочу жить в стране, где люди сами не хотели бы этого делать!». Развивая эту мысль, хочу сказать, что хотелось бы жить в государстве, в котором у граждан не возникало бы даже желания нарушить Авторские Права. А не там, где творческий работник вместо достойного вознаграждения за свой труд, имеет единственное реальное право подать в суд на нарушителя его Авторских Прав, дабы хоть попытаться высудить себе средства на существование.

 

 

С уважением, Александр КОЧЕВНИК.

Фотопримеры нарушения авторских прав (из коллекции автора статьи):

 

Боровичский мостик украсил водку, а украсила ли водка Боровичи?

 

Снимки из брошюры на телефонном справочнике

 

Маклай лишь развёл руками